Извините, я ошибся.

Извините, я ошибся.
 
Я в сто первый раз набирал Витькин номер. И вот, наконец, «Слава Всевышнему!» ответили:
- Алло! Я слушаю
- Будьте добры, Виктора.
- Виктора? Вы, кажется, не туда попали.
- Кажется? – я невольно улыбнулся, - Извините, - я хотел уже положить трубку, но неизвестный голос вдруг произнес: «Подождите, пожалуйста…
Вам никогда не было обидно, что это позвонили не Вам. Не кладите трубку. Вы знаете?....Впрочем, конечно нет…Я сегодня целый день ждала звонка. И вот, он позвонил. Он – это телефон. А это не мне, не мне и не ОН. Что делать? Не уходите, пожалуйста…»
Я был ошарашен таким откровением. Кто она, эта незнакомка. И я, вдруг, совершенно четко, представил себе Незнакомку на картине, (не помню кого, но хорошо помню ее, в черном, кареглазую и загадочную) что я подумал: «Уж не она ли это?» и спросил, ясно и просто: «Кто вы?»
А она, вдруг так же просто ответила: «Ирина»
И я сказал: «Славик»
- Славик?
И я смутился. Тоже мне, Славик в сорок лет! И тут услышал:
- Как, здорово!
Я подумал: «Наверное, ей десять лет», и сказал:
- Извините, мне пора
- Счастливо, спасибо, что позвонили.
Я услышал гудки и подумал: « А почему я решил, что она ребенок. Я ведь тоже назвался Славиком».
Я истерически набрал номер и попал к Витьке.
Я был так разочарован, что сразу забыл, зачем звонил и, неожиданно для себя самого, сказал: « Иру позовите».
Витька заржал в трубку так, что я чуть не оглох и сказал: «А я-то думал, что у тебя с чувством юмора плохо, а ты, оказывается…..»
Я сказа: «Извините», и нажал отбой.
Осел! Вот Осел! Зачем я это сделал? Он же мне очень нужен. А зачем? А может не очень? А может, очень не нужен? Нет! Нужен! И я решил перезвонить.
- А это опять Вы?
- Да, я
- У вас что-то случилось?
- Давайте встретимся, - я уже зажмурился, как будто сейчас мне дадут пощечину.
- Зачем
          Ох уж эти женщины! Им все нужно знать точно. Почему? Зачем? Кто такой? Сколько получает?
- Извините, - сказал я в сотый раз за сегодня, - Но….
- Зачем, ведь мы уже встречались.
- Как? Где? Когда?
          Ох уж эти мужчины! Им все нужно знать. Где? Когда? При каких обстоятельствах? Подумал я за нее, и сказал:
- Нет, подождите. Все равно! Давайте встретимся, как в первый раз.
- Через час на Патриарших
- Ой, А как же тот, который вам звонит?
          Она молчала целую вечность, а может две…
- Он не позвонит. Он умер.
- Как!
- Вот так…У вас есть шампанское?
- Да
- Берите и приезжайте
          Я ничего не понял, но взял и поехал.
Она была замечательно рыжей, нежной и мягкой. Она рассказывала разные истории их своей жизни, читала стихи, смеялась, собирала опавшие кленовые листья.  Потом мы сели на скамеечку под большим  старым дубом и пили шампанское из горлышка. А дуб скрипел и охал: «Почему это молодежь такая…»
Она смеялась, и мы целовались до ночи. А, когда я ушел, то вспомнил, что у нее кто-то умер, и что я НЕ ЗНАЮ ее телефон!
Тогда я набрал Витькин номер и злой Витька сказал: «Совсем озверел! Три часа ночи!» А я опять извинился и повесил трубку.